НАТО и Россия продолжают разговор на фоне учений и ракетных стрельб

rra

Командующий ВМС США в Европе и Африке считает, что скандинавские страны готовы к отражению любой агрессии 31 октября на севере Европы началась активная фаза учений сил НАТО под названием Trident Juncture – учений, которые считаются крупнейшими со времен окончания «холодной войны», и в которых, по данным Североатлантического альянса,

принимают участие около 50 тысяч военнослужащих, 250 самолетов, 65 кораблей и 10 тысяч различных единиц боевой техники из всех 29 стран-членов НАТО. Кроме того, в маневрах участвуют военные Швеции и Финляндии – стран, не являющихся членами НАТО, но в последние четыре года все теснее сотрудничающих с альянсом. На следующий день после начала учений НАТО в непосредственной близости от района их проведения российские военные корабли начнут ракетные стрельбы, которые продлятся до 9 ноября с перерывом на три дня. К уже имеющемуся в районе внушительному скоплению военной техники НАТО и России в среду добавились российские стратегические бомбардировщики и поднимавшиеся на их перехват самолеты ВВС Великобритании и Норвегии. Впрочем, военные НАТО говорят, что не испытывают по поводу российских ракетных стрельб никакого беспокойства. Адмирал Фогго: военные Швеции и Финляндии хорошо интегрируются с силами НАТО Командующий ВМС США в Европе и Африке адмирал Джеймс Фогго, также возглавляющий объединенное командование сил НАТО в Неаполе, во время телефонного брифинга в среду заявил, что руководство НАТО полагается на профессионализм российских военных: «Мы вместе с генеральным секретарем НАТО придерживаемся общего мнения, что если будет некая демонстрация возможностей (со стороны России в ходе стрельб – Д.Г.), то она будет проведена профессионально и миролюбиво. Потому что мы бы на их месте действовали именно таким образом». Отвечая на вопрос Русской службы «Голоса Америки» об участии военных Швеции и Финляндии в учениях НАТО, адмирал Фогго заявил: «Я рад, что шведы и финны с нами. Они не являются членами НАТО, они являются партнерами, но у них очень эффективные совместные военные силы… Они чрезвычайно профессиональны, чрезвычайно способны и оснащены современным оборудованием. Они хорошо интегрируются с нами». «И я думаю, что таким образом они посылают сдерживающий сигнал любому, кто мог бы захотеть беспокоить эти страны – я не имею в виду какой-то особой страны, когда это говорю». Адмирал Фогго подчеркнул, что НАТО будет продолжать контакты с Россией для того, чтобы «минимизировать ошибки и просчеты между нашими силами в то время, когда мы проводим операции на том или ином театре военных действий, таких как Сирия, Ирак или Ближний Восток». В то же время, командующий военно-морскими силами США в Европе рассказал, что в Средиземном море «с момента незаконной аннексии Крыма… произошло постепенное увеличение числа российских подводных лодок в Черном и Средиземном море с приходом шести подлодок класса Kilo (в российской классификации «Палтус» и «Варшавянка» – Д.Г.), две из которых действуют в Средиземном, и четыре – в Черном море». «Это огромное увеличение. И они имеют на борту ракеты «Калибр», которые мне очень интересны: это оружие, с помощью которого Россия может атаковать любую столицу в Европе. Думаю ли я, что русские это сделают? Мой ответ – нет, потому что НАТО действует с позиции силы» – подчеркнул адмирал ВМС США. Совет НАТО-Россия: «диалог способствует более предсказуемым отношениям и повышению взаимной безопасности» В тот же день, когда учения Trident Juncture вошли в активную фазу, в Брюсселе на уровне послов состоялось заседание Совета НАТО-Россия, где в ответ на рассказ представителей НАТО об этих учениях российские специалисты представили информацию о недавних крупных российских маневрах «Восток-2018». В заявлении НАТО по итогам заседания говорится об «открытом обмене мнениями, в том числе по ситуации вокруг Украины, вопросам, связанным с военными действиями, взаимной прозрачности и снижению рисков, Афганистану, а также гибридным угрозам», а также отмечается, что «диалог между НАТО и Россией способствует более предсказуемым отношениям и повышению взаимной безопасности». Однако генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, как сообщается в заявлении, упрекнул Россию в том, что именно ее позиция приводит к разрушению Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности: «НАТО неоднократно призывала Россию… активно участвовать в конструктивном диалоге с Соединенными Штатами. Мы сожалеем о том, что Россия не прислушивалась к нашим вызовам, что подтверждает нашу оценку того, что ракетная система 9M729 представляет серьезную угрозу для стратегической стабильности Евроатлантического региона. Союзники призывают Россию снова подойти к этой существенной проблеме со всей прозрачностью, и безотлагательно обеспечить полное соблюдение Договора РСМД». Таким образом, военные и дипломаты в НАТО продолжают надеяться на здравый смысл Москвы и профессионализм российских военных в то время, как силы обеих сторон все чаще оказываются бок о бок, а решение существующих противоречий не найдено. В этих условиях нейтральные ранее скандинавские страны все больше склоняются к сотрудничеству с Североатлантическим альянсом. Дмитрий Горенбург: военная координация северных стран – цель учений Trident Juncture Дмитрий Горенбург, эксперт Дэвисовского центра российских и евразийских исследований при Гарвардском университете (Harvard University, Davis Center for Russian and Eurasian Studies), в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что на проверку военного сотрудничества стран Скандинавии с НАТО и были направлены усилия организаторов учений Trident Juncture: «Одной из главных целей этих учений была проверка практического взаимодействия северных стран Европы. Я не думаю, что Швеция и Финляндия собираются входить к НАТО, у такого вхождения не вполне очевидные выгоды и довольно высокая цена – особенно для Финляндии в смысле ее отношений с Россией. Но они будут вполне довольны возможностью фактической интеграции с НАТО, и мы увидим еще больше подобных совместных действий в будущем, включая обмен разведданными и технологиями, хотя и без формального членства в НАТО». Дмитрий Горенбург не считает, что размеры военного противостояния НАТО и России сравнимы с тем, что происходило в годы «холодной войны», но напряженность действительно высока: «Численность, в частности, кораблей и подводных лодок, в частности, в Средиземном море с обеих сторон существенно меньше, чем тогда. Но состояние конфронтации, конечно, очевидно – нужно вспомнить, что еще пять-шесть лет назад Россия и НАТО проводили там совместные учения, а теперь стороны вернулись к тому, чтобы рассматривать друг друга в качестве соперников». Эксперт считает, что опасность проведения учений НАТО и российских ракетных стрельб поблизости друг от друга зависит от многого: «Например – от того, сколько линий связи между сторонами, сколько информации они предоставляют друг другу. Насколько я знаю, российские наблюдатели были приглашены на Trident Juncture согласно протоколам ОБСЕ, и я надеюсь, что россияне также приглашают натовцев, хотя насчет именно этого случая я не знаю. Конечно, проводить эти учения так близко опаснее, чем в разных районах, но, насколько я знаю, Норвегия на уровне властей не слишком этим обеспокоена. Медиа, впрочем, реагируют по-другому». Юджин Румер: Военные следуют линии политического руководства на конфронтацию Директор российской и евразийской программы Фонда Карнеги за международный мир Юджин Румер (Eugene Rumer) говорит в комментарии для «Голоса Америки», что Россия уже продемонстрировала в последние годы, что готова не только к агрессивной риторике, но и к агрессивным действиям: «Как и аннексия Крыма, так и продолжающаяся необъявленная война на востоке Украины – это агрессивные действия, которые ясно говорят о настроениях российского руководства. Если нужны примеры агрессивности России, то они налицо. Если та активность России в Средиземном море, о которой говорил адмирал Фогго, продолжается, то это – возвращение в те времена, когда российские подлодки также угрожали Европе. И то же самое можно сказать об опасных подлетах российских боевых самолетов к самолетам и кораблям НАТО». При этом Евгений Румер считает, что многое из того воинственного, что присутствует в словах и действиях представителей США и России, предназначено для внутренней аудитории: «Нужно, во-первых, делать поправку на политическую ситуацию в обеих странах, а, во-вторых, военные с обеих сторон следуют политическим указаниям высшего руководства страны. Если есть указание на конфронтацию, то военные просто будут ему следовать, они выполняют приказ. А кто-то из них, например, начальник генерального штаба российской армии Валерий Герасимов, может всерьез рассматривать какие-то политические вещи, например, упоминавшиеся им «цветные революции», не с точки зрения политики, а с точки зрения безопасности страны». source: voa

Free Joomla! template by L.THEME