«Информационное наступление» США на Россию: опыт 1980-х

ao

Эксперты спорят о применимости подхода, который помог Рональду Рейгану выиграть «холодную войну» Соединенные Штаты, столкнувшись с гибридной угрозой, исходящей из России в информационном поле, должны ответить на эту угрозу комбинацией нескольких стратегий и перейти из обороны в наступление. Такую мысль в только что опубликованном

аналитической обзоре «Переход в наступление: противодействие российской информационной войне» развивает Сет Джонс (Seth G. Jones) – один из ведущих экспертов Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, директор Проекта транснациональных угроз. Эта работа – продолжение недавно вышедшей книги Джонса «Скрытое действие: Рейган, ЦРУ и «холодная война» в Польше», в которой рассказывается о том, как спецслужбы США помогли польскому оппозиционному профсоюзу «Солидарность» в его борьбе против коммунистических властей одной из самых лояльных Москве стран Варшавского договора. По мнению исследователя, нынешним действиям Вашингтона в информационном поле не хватает решительности времен администрации Рональда Рейгана, о чем Сет Джонс говорит в интервью Русской службе «Голоса Америки»: «Я, конечно, понимаю, что изменились и технологии, и стратегия России, что она ушла от марксизма-ленинизма к новой идеологии. Но я вижу, что при том, что в соперничестве России и США большую часть занимает информационное противостояние, Вашингтон в основном оставался в обороне, пытаясь сохранить свои возможности в киберпространстве и идентифицировать активность ботов и троллей с российской стороны. США не предпринимали систематических усилий наступательного характера в этой сфере, и это должно быть сделано». «При Рейгане полезным было то, что были собраны воедино несколько стратегий, которые потом были воплощены на оперативно-тактическом уровне. И они сочетали защиту и нападение» – продолжает Сет Джонс. Эксперт отмечает, что информационное вмешательство России в жизнь США выходит далеко за рамки избирательного процесса: «Это же не только выборы – это и участие России в целом ряде кампаний, которые и так разделяли американское общество, таких, как «Me too» и «Black lives matter», обсуждении стрельбы в школах и более широкой проблемы контроля над оружием». По словам Сета Джонса, США должны перейти от сдерживания усилий Москвы по вмешательству в американскую политику к тому, чтобы задать в этом информационном противостоянии свою повестку: «Я думаю, что было бы правильно, если бы на самом высоком уровне, на уровне президента страны, России бы дали понять, что у подобного вмешательства будут ощутимые последствия. Кроме того, могла бы помочь поддержка США свободного потока информации – не только в России, но и в соседних с ней Украине и Молдове, чьим властям и гражданскому обществу стоило бы помочь. В этом смысле работа «Голоса Америки» и «Радио Свобода» очень важна». Одним из рецептов в информационном соперничестве США и России Сет Джонс видит наращивание объема информации о темной стороне режима Владимира Путина: «Можно было бы делать все более доступной информацию о коррупции в высших эшелонах российской власти, о преследованиях и убийствах, совершаемых российскими спецслужбами, о сознательном засекречивании российскими властями таких важных данных, как потери среди российских солдат и бойцов частных военных компаний на востоке Украины и в Сирии». Эксперт Центра стратегических и международных исследований уверен, что в случае современной России политика, когда-то избранная Рональдом Рейганом в отношении СССР, может достичь еще большего успеха, чем три десятилетия назад. Этой мыслью Сет Джонс заканчивает свою работу: «Ирония сегодняшней ситуации заключается в том, что Москва сейчас слабее, чем в 1980-х. Российская экономика слаба, Москва потеряла большинство своих союзников в Восточной Европе, и у нее нет популярной идеологии для того, чтобы продать ее миру, не говоря уже о собственном народе. Настало время для Соединенных Штатов создать модифицированную версию своего учебника «Холодная война» и разработать информационную кампанию, которая может конкурировать с Москвой. Еще не поздно». Приглашенный эксперт Анненбергской школы Университета Южной Калифорнии, медиа–аналитик Василий Гатов сомневается в том, что «учебник», о котором говорит Сет Джонс, может быть использован успешно: «Советский Союз и Восточный блок в целом были тоталитарными, информационно закрытыми, спрятавшимися за «железным занавесом» странами. И это были страны, чье отставание от западной цивилизации все сильнее начинало ощущаться с середины 70-х годов. Ничего подобного сегодня мы не наблюдаем». Василий Гатов настаивает на том, что СССР был прежде всего очень несовременен для конца ХХ века: «Речь не только о технологическом отставании и отставании в области социальной организации, а и об отставании с точки зрения информационного обеспечения, доступности тех или иных идей, возможности предвидеть, предчувствовать и реагировать на вызовы, которые возникают у цивилизации в целом, и у конкретных стран в частности». «Советское общество было подавлено во всей своей структуре – от детского сада до кладбища. Оно контролировало жизнь советского человека и стремилось перестроить ее по социалистическому образцу. Оно даже близко не давало той экономической свободы, которая сейчас присутствует в России. Не было свободы передвижения и возможности эффективного информационного обмена. Фактически, страна находилась в самоизоляции, что со временем стало очень остро ощущаться культурными и технологическими элитами страны как слабость, как обочина цивилизации. Это чувство было легко подогревать и развивать, что Рейган и сделал. Причиной крушения Советского Союза стало именно ощущение отставания общества» – говорит эксперт об обстоятельствах применения информационной стратегии США в 1980-е. Различие между СССР и современной Россией в сфере отношения к идеологии Гатов считает коренным: «Современная Россия в этом смысле – вполне открытое государство с авторитарно-репрессивным режимом. Ее власть не прячется за «железным занавесом», не ведет себя, как компания параноиков, боящихся облучения – она просто ведет свою агрессивную политику тактического выживания в тех условиях, в которых она оказалась». «Россия сейчас – это общество, совершенно безразлично относящееся к эмиграции, даже утечке мозгов, и явно не мучающееся переживаниями по поводу собственного отставания, ибо никаких проблем с приобретением технологий и идей, которые кажутся или являются современными, для России не существует. Позитивная альтернатива советскому застою, которой являлась западная цивилизация, набирающая в 80-х гигантскую динамику на основании экономических реформ Рейгана и Тэтчер – ничего такого сегодня в качестве противопоставления путинскому гибкому националистическому посылу нет» – полагает Василий Гатов. «Предлагаемые меры давления через критику российского режима, через вскрытие его коррумпированной природы, через иные формы негативного информационного воздействия, скорее всего, ни к чему привести не могут по той причине, что российское общество все это и так прекрасно знает» – делает вывод эксперт. source: voa

Free Joomla! template by L.THEME