headerphoto
Учения «Запад-2017»: о чем кричит Запад, почему не слышит Минск и о чем молчит Кремль PDF Imprimare Email
Scris de Administrator   
Miercuri, 20 Septembrie 2017 19:07

Ажиотаж вокруг совместных российско-беларуских учений «Запад-2017» в СМИ вызвал удивление и непонимание беларуских военных. Однако если более внимательно посмотреть на военно-политическую обстановку в регионе, реальные масштабы учений и динамику развития украино-российского конфликта, то реакция на проведение учений не кажется столь уж неадекватной относительно сгенерированных угроз.

 

Военно-политический фон учений

 

Учитывая обвинения РФ в агрессии против Украины из уст Макрона, безрезультативность встречи Путина и Трампа в ходе саммита G20, жесткую резолюцию летней сессии ПА ОБСЕ, а также другие разворачивающиеся в регионе события:

 

горячую фазу украино-российского конфликта на Донбассе, по мнению американского спецпредставителя Джона Уолкера;

ужесточение американцами санкций против России;

жесткое переформатирование в переговорном процессе, фактическое признание РФ страной-агрессором;

подготовку и проведение провокационных стратегических командно-штабных учений РФ «Запад-2017» на границах стран Балтии и Украины;

набирающую ход милитаризацию региона;

невнятную и двойственную политику РБ в отношениях с Украиной, когда граждане Украины уже страдают, а дипломаты еще договариваются о минимизации издержек;

посткризисный этап в отношениях РБ с Россией в результате практически годового противостояния вокруг цены на углеводороды

само принятие Минском решения о проведении учений для всех соседей выглядит как игра ребенка со спичками возле бензоколонки.

 

Однако Минск не видит логики в льющихся со всех сторон предостережениях, предпочитая, по примеру своих кремлевских партнеров, ретранслировать собственные представления об окружающей реальности, в которой все сложности военно-политической ситуации в регионе и угрозы укладываются в один тезис: НАТО увеличивает количество учений и задействованных войск на границах Союзного государства, поэтому на учениях нам надо показать, что мы «едины и непобедимы» с РФ.

 

Представляя легенду учений «Запад-2017», Олег Белоконев отметил, что подготовка к совместным стратегическим учениям вооруженных сил Беларуси и России проходит на фоне непростой военно-политической обстановки в регионе. У западных границ Союзного государства созданы передовые командные центры НАТО. Альянс активно, практически сменяя одно другим, проводит учения, в ходе которых, в том числе, отрабатываются вопросы применения войск в непосредственной близости от государственной границы Беларуси. Олег Белоконев констатировал, что количество учений в регионе за последние 8 лет увеличилось вдвое, численность привлекаемых к учениям войск – более чем в три раза.

 

Комментируя цели учений российскому ИА ТАСС, министр обороны РБ Андрей Равков заявил: «Нам скрывать нечего. Тематика наших учений оборонительная. Это с одной стороны. С другой – уровень подготовки наших войск такой, что показ отдельных элементов учений только подчеркнет высокую боеготовность соединений и воинских частей региональной группировки войск (сил) и послужит предостережением некоторым политикам, делающим недвусмысленные политические заявления, приводящие к обострению напряженности в Восточноевропейском регионе коллективной безопасности».

 

Судя по заявлениям беларуских военных, официально учения оборонительные, а по сути – «кузькину мать показываем», пугаем много разговаривающих соседей.

 

Таким образом, различия в понимании военно-политической обстановки между РБ и соседями, а также неоднозначность задекларированных военным командованием РБ целей учений фактически не оставляют шансов для нормальной коммуникации с официальным Минском и разрушают остатки доверия к нему западной дипломатии.

 

О чем кричит Запад

 

Сегодня Украина и наши западные партнеры продвигают нарративы, выстроенные исходя из представленного выше общего видения процессов военно-политического фона учений:

 

Непрозрачность учений = угроза вторжения в соседние страны с территории РБ (Украина, страны Балтии).

Размещение российского контингента на территории РБ = «мягкая оккупация» и утрата РБ субъектности на международной арене.

Попытка демократического транзита власти в РБ без контроля Кремля = угроза оккупации РБ по украинскому сценарию.

Целями развернутых информационных кампаний, с одной стороны, было подвигнуть Минск если не к переносу этих учений во времени или в пространстве, сославшись на сложную социально-политическую обстановку в регионе, то хотя бы к снижению конфликтности сценария и ограничению российского контингента немилитарной составляющей (медицина, инженерные подразделения и т.п.); с другой стороны – получить внятные ответы на ряд вопросов, которые позволят обосновать беларуские гарантии безопасности своим соседям на фоне агрессивной политики Кремля в регионе:

 

Какие механизмы сдерживания россиян, с их агрессивной политикой, от возможных провокаций во время учений созданы руководством РБ?

Готова ли Беларусь разделить ответственность за возможные провокации РФ в ходе учений?

Какова будет реакция Беларуси, если Кремль решит во время учений повторить вторжение на Донбасс или на юг Украины?

Однако Минск не спешит реагировать на предостережения, страхи и угрозы для своих соседей, демонстрируя в региональной политике безопасности полное противоречие публичному позиционированию Беларуси как «донора региональной безопасности».

 

Почему Минск не слышит

 

Рассматривая причины возникшего недопонимания между Минском и соседями в контексте учений, необходимо обозначить ряд особенностей восприятия ситуации со стороны РБ.

 

Беларуские военачальники очень четко и жестко определяют «своих» (ОДКБ) и «чужих» (НАТО). Учитывая, что в любых авторитарных государствах силовики в государственной иерархии всегда доминируют над чиновниками, политиками и дипломатами, мы понимаем, что беларуская дипломатия уже не в состоянии выйти из рамки противостояния Восток – Запад, а все дипломатические усилия Запада будут рассматриваться в конфликтной логике, как применение мягкой силы или попытки разрушить Союзное государство.

Конфликтная логика восприятия мира определяет и особенности внешнеполитического дискурса Беларуси на западном направлении. Во-первых, он никогда не выходит за рамки «разговорной» дипломатии («диалоги», «обсуждения», «дискуссии» и т.п.). Во-вторых, он не предполагает модернизации государственного управления (демократизации, либерализации и т.п.). В-третьих, более 70% всех дипломатических усилий РБ – это битва за внешнеэкономические преференции для беларуских товаров и услуг.

Понятия свободы, субъектности или независимости страны за два десятилетия абсолютной власти Лукашенко уже сублимированы им и локализованы в его личных атрибутах власти.

Другими словами, пока нет видимой предметной угрозы власти Лукашенко в виде альтернативной фигуры его преемника в Кремле, сильного лидера протестного движения, организационно оформившейся внутри властной команды экономической угрозы «семейному» бизнесу и т.п., говорить об угрозах РБ со стороны РФ бесполезно.

 

Читайте также: Беларусь – суверенное государство или протекторат РФ? Мониторинг-2017

 

Все эти особенности были учтены и использованы в российских информационных операциях и нарративах российской пропаганды. Тут достаточно вспомнить:

 

Запад готовит «цветную революцию» в РБ.

Запад финансирует и покрывает лидеров беларуской оппозиции.

Запад готовит боевиков в Украине, Польше и странах Балтии для дестабилизации Беларуси.

Украинские радикалы – угроза безопасности РБ. Порошенко потворствует национальным добробатам. Существование тактической группы «Беларусь» в составе «ПС» представляется пропагандистами и силовиками как главный маркер двойной игры украинцев.

Украинская анархия – угроза безопасности в РБ: канал распространения оружия, рассадник политического радикализма и т.п.

В этом контексте стоит отметить и эффективность оперативных мероприятий, реализованных РФ на территории РБ:

 

Попытка прорыва джипа на беларуском пограничном переходе.

Организация скандальных инцидентов с запретами на въезд украинским журналистам по российскому стоп-листу, что вызвало дипломатические баталии между украинским и беларуским МИДами, не готовыми к публичному выяснению отношений.

Нагнетание обстановки вокруг учений, переброска техники на западные границы на фоне полного информационного игнорирования проблем беларуской дипломатии в данном вопросе. Продвижение главного месседжа беларусов про «неадекватность» истерики западных экспертов, политиков и журналистов вокруг учений.

О чем молчит Кремль

 

Внимательное прочтение легенды учений и разворачивающиеся в РБ события говорят о том, что учения имеют более сложную структуру, чем стандартные конвенциональные маневры, и включают в себя отработку упражнений всеми силовыми и дипломатическими компонентами, в то время как собственно милитарный компонент задействуется лишь на последнем этапе.

 

Спровоцированные на информационном, дипломатическом и экономическом треках ситуации продемонстрировали единство и готовность спецслужб РФ и Беларуси к совместному противодействию гибридным влияниям и угрозам, очерченным в легенде учений. С другой стороны, они показали Минску всю незащищенность режима от гибридных воздействий и абсолютную зависимость Лукашенко от воли Кремля.

 

Легенда учений: согласно сценарию, на учениях «Запад-2017» отрабатывается модель конфликта между «Северными» (Беларусь и Россия) и «Западными» (коалиция трех государств-агрессоров: «Вейшнории», «Весбарии» и «Лубении»). По сценарию, «Западные» пытаются расколоть союз Беларуси и России, ухудшить социально-экономическую обстановку в первой, добиться там смены руководства и, используя все это, захватить часть страны и создать там государство «Вейшнория». После этого «Западные» собираются ввести свои войска на территорию всей Беларуси. «Северные», соответственно, должны этим планам противостоять.

 

Детализируем заявленный в легенде спектр угроз. «Западные» пытаются:

 

расколоть союз Беларуси и России;

ухудшить социально-экономическую обстановку в РБ;

добиться смены руководства страны;

захватить часть Беларуси и создать там государство под названием «Вейшнория»;

ввести после этого свои войска на территорию всей страны.

Как видим, три из пяти угроз носят немилитарный характер и, по сути, выпадают из поля зрения приглашенных Минском «наблюдателей». Тут возникает несколько вопросов.

 

Во-первых, где и когда были отработаны упражнения по противостоянию угрозам «раскола» Союзного государства, «ухудшению социально-экономической обстановки», «смене руководства»? Во-вторых, принимали ли участие в этих упражнениях беларуские силовики и политики?

 

Ответ на эти вопросы позволяет нам немного иначе увидеть целый ряд беларуских событий, происходивших в течение года.

 

«Раскол Союзного государства» и «ухудшение социально-экономической ситуации»

 

Затянувшийся более чем на год спор Минска и Кремля вокруг цен на углеводороды, «торговые войны» на сельскохозяйственном рынке, нежелание Минска подписывать соглашение по ЗСТ до окончания споров, арест российских пропагандистов не только нанесли значительный урон беларуской экономике, ухудшив социально-экономическую ситуацию в республике, но и привели к кризису российско-беларуских отношений. В этих условиях Кремль начал отмечать активность западных дипломатов на минском направлении, пиком которого стало заявление о готовности восстановить полноценные дипломатические отношения между Вашингтоном и Минском, вернув в столицу РБ американского посла. Такое быстрое развитие отношений с Западом Кремль и счел угрозой «раскола Союзного государства», предприняв целый ряд мер по освоению и монтированию общего информационного и смыслового пространства РБ и РФ.

 

Пытаясь сбалансировать политику в условиях экономического противостояния, Минск вынужден был сформировать при АП РБ и силовиках прокремлевский экспертный пул, который не только имеет доступ к российским медиаресурсам, но и активно продвигается в беларуском информационном пространстве, а его члены позиционируют себя как новых «идеологов» режима и главных носителей «евразийских ценностей».

 

Таким образом, упражнение по противодействию «расколу» было отработано включением официального Минска в продвижение нарратива «Союзного государства» как надгосударственного образования, нивелирующего национальные интересы РБ и ставящего в приоритет интересы Союзного государства.

 

По мнению прокремлевских экспертов, наличие у беларусов «национальных интересов» ограничивает интеграционные возможности и может стать причиной «раскола» на фоне полного отсутствия в медиасреде совместных проектов и общих целей РБ и РФ. Смена нарратива переориентировала беларуский экспертный пул с собственных пропагандистских ресурсов типа «Имхоклуба» на вновь созданные евразийские проекты «Сонар-2050», «Спутник» и т.п.

 

Читайте также: Москва в Беларуси открыла новый фронт информационной войны против Украины

 

В рамках противодействия попыткам раскола россияне провели на территории Беларуси целую серию спецмероприятий и информационных операций:

 

Дискредитация беларуским прокремлевским экспертным пулом любых действий и намерений соседей, прежде всего Польши, Латвии и Украины, путем активного продвижения в медиасреде темы подготовки беларуских боевиков на тренировочных базах в соседних государствах, угрозы экспорта «цветных революций», а также разоблачений точек приложения и целей «мягкой силы» различными «западными агентами».

Актуализация российскими спецслужбами угроз со стороны Украины и локализация двусторонних отношений в рамках экономических интересов РБ:

попытка прорыва границы джипом;

избирательное применение беларускими силовиками российского стоп-листа, как правило, к публичным и социально активным гражданам;

резкие публичные действия Украины в ответ на провокации силовиков РБ и РФ, демонстрирующие неподготовленность РБ к открытой публичной политике.

Проверка лояльности и готовности беларуских силовиков к сотрудничеству со спецслужбами РФ на территории РБ:

провокация российских радикалов на пресс-конференции представителя ОБСЕ в ТКГ;

похищение гражданина Украины с территории РБ.

При этом стоит отметить, что ни одна из операций россиян на территории РБ не получила должной дипломатической оценки со стороны официального Минска.

 

«Добиться смены руководства», захватить часть территории и создать «Вейшнорию»

 

Ухудшение социально-экономической ситуации в РБ на фоне торговой войны с РФ и «ошибки» политического руководства страны при имплементации Декрета №3 («О тунеядцах») привели к массовым протестам в республике. Главной неожиданностью весенних акций для местных силовиков становится их география. В отличие от предыдущих акций оппозиции, которые проходили исключительно в Минске, в этот раз акции проходят по всей территории Беларуси и носят относительно стихийный характер. Изменяется и риторика протестов: это уже не либерализация с демократизацией правящего режима, а экономические лозунги и политическое давление на Лукашенко с требованием отменить декрет.

 

Попытка Лукашенко проявить гибкость, которая от него требовалась в тот момент, на фоне подготовки к летней сессии ПА ОБСЕ, визита делегации МВФ потерпела крах.  Упражнение по «противодействию силовой смене власти» было отработано 25 марта в ходе акций протеста в Минске, а также в ходе локализации протестов в регионах, что создавало ощущение наигранности ситуации на фоне разности потенциалов протестов и сил и средств противодействия им. Особого внимания требуют те факты, что к силовым акциям в Минске, а позже – в Москве привлекаются бывшие сотрудники украинского спецподразделения «Беркут», это наводит на мысль о координации действий силовиков РБ и РФ во время этих мероприятий.

 

Читайте также: Экс-бойцы украинского “Беркута” на службе в милиции Беларуси

 

Появление «Вейшнории» на военных картах учений, по сути, определяет наступательный характер милитарного блока маневров, в ходе которого объединенная группировка «северян», не только защищает, но и освобождает территорию Беларуси от агрессора.

 

Информационно-дипломатическую битву по умиротворению Запада, судя по последним заявлениям главы беларуского МИДа, Минск проиграл. Мантры об «оборонительном характере учений» и «нейтральности Беларуси» как гарантии недопущения провокаций не возымели действия, и соседние страны НАТО нарастили военно-техническое присутствие в регионе.

 

В итоге учения «Запад-2017» стали моментом истины для военно-политического руководства РБ, по факту, обнулив нейтральный статус РБ и продемонстрировав его декларативный характер.

 

Учения «Запад-2017»: военно-политическое послание Кремля

 

Легенда учений – сама по себе яркая демонстрация распределения ролей и позиционирования участников учений в региональных и глобальных международных процессах.

 

В этом контексте продемонстрированная в легенде слабая устойчивость официального Минска к гибридным влияниям компенсируется геостратегическими интересами РФ в регионе.

 

Оценивая ключевые треки государственной устойчивости РБ, можно отметить, что сегодня официальный Минск утратил амбиции и возможности субъектной игры в глобальных или региональных международных процессах и абсолютно интегрирован в геополитическую и геостратегическую зону интересов и контроля РФ.

 

Милитарный (силовой блок) – создание и развитие «региональной группировки» можно рассматривать как фактическое делегирование Минском функций стратегического сдерживания своим российским союзникам. Активное сдерживание желания россиян разместить свои военные базы на территории республики мотивировано как угрозами личной безопасности Лукашенко, так и возможными экономическими бонусами от развития собственных вооруженных сил за счет РФ.

Информационный (информационно-психологические операции, коммуникации) – подавляющее присутствие российского контента в информационном пространстве РБ практически исключает возможность активного противодействия Минска информационным операциям. Активное продвижение беларуским прокремлевским экспертным пулом нарратива «Союзного государства» и «евразийского пространства» показывает второстепенность национальных интересов по отношению к евразийскому интеграционному проекту, а также тотальную интеграцию информационных ресурсов РБ в систему российской пропаганды для работы на постсоветском пространстве.

Кибернетический (действия в сфере кибербезопасности и электронных систем коммуникации) – контроль РФ над каналами связи стал одним из основных условий привязки системы наведения ракетного комплекса «Полонез» к китайским спутникам.

Социально-политический (влияние в внутриполитической сфере, социальной инженерии и экономике) – сфера локализации влияния и реализации властных амбиций Лукашенко (вопросы собственности госпредприятий и компаний), развитие «Беларуской социально-экономической модели» государственного капитализма. Характер и условия разрешения углеводородного спора, торгового противостояния, потребность в регулярных дотациях демонстрируют абсолютную зависимость на глобальном уровне беларуской модели от российской экономики.

Дипломатическая (локализация дипломатических интересов страны) – сам факт проведения полномасштабных учений наступательного плана в сложившейся ситуации демонстрирует признание Минском ведущей роли РФ в выстраивании глобальной архитектуры безопасности и внешнеполитическом позиционировании РБ. Особенно после того, как Минску пришлось столкнуться с глобальным информационным противодействием в рамках подготовки учений «Запад-2017» и собственной беспомощностью в донесении безопасности предстоящих маневров западному дипломатическому корпусу.

По замыслу Кремля, Минск должен осознать, что любые игры в многовекторность окончены, в сложившейся ситуации возможностей для геополитических маневров у Минска не более, чем у Советской Украины в брежневские времена.

 

Для западных стран учения фиксируют претензии Кремля на Беларусь как зону собственных геополитических интересов. Легенда учений должна остудить желание любых стран поучаствовать в процессе транзита власти в РБ. В какой бы форме и каким бы способом он ни осуществлялся, процесс будет жестко контролироваться Кремлем, а любые попытки «цветных революций» могут быть просто утоплены в крови.

 

«Минск наш»

 

Проведение полномасштабных учений с регулярной демонстрацией противостояния беларуского военно-политического руководства и западных противников учений на фоне продвижения прокремлевским экспертным пулом нарратива «Союзного государства» и «евразийского пространства» на внутреннем электоральном рынке будут преподноситься как конец беларуской «многовекторности» и безоговорочная победа российского проекта «мягкой силы» в сражении с Западом за Беларусь.

Source: informnapalm

 

Add comment

Comentariile fiecarui articol sunt verificate de un moderator. Nu folositi cuvinte obscene, rasiste, antisemite, care insulta o categorie sociala, etnica, rasiala, politica etc.


Security code
Refresh

Arhiva de articole

< Septembrie 2017 >
Lu Ma Mi Jo Vi Du
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  

Reclama

Donatie PayPal

Puteti dona prin PayPal pentru a ajuta acest site:

Amount: