headerphoto
Оксана Забужко: Сегодня не нужно бомбить города, достаточно разбомбить мозги PDF Imprimare Email
Scris de Administrator   
Marţi, 18 Aprilie 2017 21:29

Известная украинская писательница ОКСАНА ЗАБУЖКО – одна из немногих интеллектуалов, кто глубоко и философски анализирует все те общественные процессы, которые сегодня происходят в нашей стране. Сама писательница признается, что в условиях информационной войны, вместо того, чтобы писать романы о действительно важных вещах: любви и людях, ей приходится "отстреливаться". Таким публицистическим "снарядом" является последняя книга писательницы "І знов я влізаю в танк…". В интервью "Апострофу" Оксана Забужко рассказала о беспрецедентной борьбе Украины с "совком", замаскированных пропагандистских "бомбах" и токсичности российского контента.

 

- Оксана Стефановна, украинская власть сейчас активно борется с "совком": переименовываются улицы и целые города, сносятся памятники. А как бороться с совковым мышлением?

 

- В идеале избавляться от советского мышления все наше общество должно было бы еще с 91-го года. Нужна была программа посттеррористической реабилитации, ни больше ни меньше. Массовая психологическая реабилитация после трех поколений террористического государства. Ведь подобных прецедентов в истории не было. Была денацификация, и именно на этот образец мы ориентируемся в нашей декоммунизации, но это пример из совсем другого опыта. Там (в послевоенной Германии и Австрии, - "Апостроф") было всего 12 лет тоталитаризма, да еще всем миром тут же судимого и осужденного. Это увечье в пределах жизни одного поколения, тоталитаризм, говоря по-врачебному, в острой форме. Но тут же важна продолжительность эксперимента над людьми! Хронический тоталитаризм – это вам не острый.

 

Вот представьте, завтра в Северной Корее вдруг грянет свобода – ну и куда эти люди пойдут? Что они станут делать? С 1953 года миллионы людей заперты в клетке, в воображаемой реальности и не имеют никакой информации о внешнем мире. Они ведь вырабатывают какие-то навыки выживания в этой клетке, передают их следующим поколениям, закрепляют в коллективной памяти… Как они со всем этим будут жить "на воле"?

 

После распада СССР очень недооценен был этот фактор "хронической запущенности". Фактор работы времени, когда системное деформирующее воздействие на психику людей на каком-то этапе воспринимается уже как естественный порядок вещей, "так было всегда". Человечество действительно раньше с подобным не сталкивалось. По большому счету, тогда, в начале 1990-х, все лучшие умы человечества должны были бы не "победе демократии" радоваться, а собраться и устроить мощный мозговой штурм на тему, как реабилитировать общество после хронического тоталитаризма. Какие должны быть приняты меры, какие образовательные программы, медиальные... Образование и СМИ - два важнейших ресурса в формировании картины мира. А у нас в Украине не делали в этом смысле ничего. Совсем. Страна просто была поставлена "на паузу".

 

- Но в 90-х разве не было попыток покончить с советским прошлым на волне эйфории от обретения независимости?

 

- В 90-е впервые прозвучал термин "десоветизация", но ненадолго его хватило. Первое постсоветское поколение тогда по молодости лет искренне поверило, что вот мы наконец вышли на волю, теперь все будет по-новому и мы строим новую, демократическую Украину. Но импульс десоветизации начал быстро сворачиваться, и на рубеже 90-х и 2000-х московские кураторы принялись уже вовсю готовить Украину к "возвращению". Началась "советизация второго порядка". Приватизация СМИ – и пошли все эти "старые песни о главном", весь этот российский продукт в медиа, при прогрессирующем вытеснении собственного, - то есть та, чуть ли не 20-летняя, информационная война, которая должна была подготовить украинское общество к "новому союзу с Россией". Задача была создать у украинцев иллюзию, что СССР — это хорошо. То есть "восстановить единство советского народа": сначала в мозгах людей, ну а потом уж и на деле. Это и есть формат "мировой войны нового типа" – в первую очередь это будет война "за мозги", а соответствующим образом "прошитые" страны и регионы можно будет захватывать уже без всякого сопротивления. Во всяком случае, так считают архитекторы "нового порядка". Сейчас нужно понять, в какой точке этого масштабного исторического процесса мы находимся. Украина тут на переднем крае, и то, как мы справимся, во многом надолго определит будущее человечества в его сопротивлении новым формам тоталитаризма, новой оруэлловщине.

 

- Как же Украине справляться, если инициативы десоветизации, например, отмена празднования 8 марта, 1 и 2 мая достаточно неоднозначно воспринимаются обществом?

 

- Люди, которые хотят оставить все как есть, будут всегда. Это как после травмы, когда неправильно срастается сломанная рука, нужно заново ломать кость, чтобы правильно сложить, это особенно болезненный процесс, и больной кричит, чтобы его не трогали. Но делать-то что-то надо! Понятно, почему "оставьте майские": народ едет на шашлыки, на отдых, все привыкли к тому, что это дополнительные каникулы, вне связи с тем, "что празднуем". Здесь речь не о советских символах, а о месте людей в экономической структуре. Бизнес, например, не заинтересован в таких долгих простоях, а вот социальный сектор — другое дело: там, чем больше выходных, тем лучше. Я не заинтересована в том, чтобы книжные магазины половину мая стояли закрытыми, а для тысяч работников бюджетных предприятий – это чистый профит: при том же заработке – лишний выходной! Поэтому тут спор не столько о "декоммунизации", как ее у нас принято понимать, сколько об образе жизни и отношении к труду. А это требует уже гораздо более глубоких реформ.

 

- А как вы относитесь к ограничению на ввоз в Украину книг, страной происхождения или изготовления которых является РФ?

 

- Вы что же, действительно думаете, что в России все было-было хорошо, а зимой 2013 года Путин внезапно сошел с ума? Давайте я вам кое-что поясню о "книгах производства РФ" на простом примере. У меня в жизни был весьма знаковый момент – в 2008 году я перестала выписывать российский журнал "Иностранная литература". Журнал, с которым я выросла, который всегда был в доме, на который были подписаны мои родители еще до моего рождения. Но это в СССР он был "окно в мир" - а тут как-никак, свобода слова, доступ к оригиналам открыт – и я имела возможность наблюдать из года в год, как все нахальнее цензурируются в России, например, переводы американских и британских новинок, как в них появляется то, чего в оригинале в помине не было или имело другую смысловую нагрузку…

 

К тому же я за это время сама стала писателем "международной лиги", то есть инсайдером, имеющим информацию о мировом литературном процессе из первых рук. И одно время было даже забавно читать в "Иностранке" их аналитические статьи о каких-нибудь международных писательских форумах, на которых сама выступала: видеть, как они тенденциозно подают материал, как манипулируют, как тупо врут своему читателю. Это уже не литературная журналистика – это полная лажа, пропаганда из расчета на тех, кто не способен проверить факты. Добили меня, помнится, в одной статье "извечные города окраин Российской империи – Таллинн, Рига, Варшава, Черновцы, Львов". Львов! Извечный русский город! Это, повторяю, еще в 2008 году, после этого я больше не стала продлевать подписку.

 

А ведь с тех пор российская издательская машина уже полностью перешла под контроль властей, считайте, превратилась в департамент ФСБ. Сегодня российский рынок – это поставщик (или разносчик) в первую очередь токсичной, отравленной информации, так сказать, "гибридных книг". В общем, не пейте из этого копытца, козленочком станете. Если уж такой, вроде бы, "нейтральный" сектор, как переводы современной зарубежной литературы и способы их презентации, заражен, то что говорить о прямой антиукраинской пропаганде? И не верьте, когда вас уверяют, будто из-за этого самого московского "поребрика" вам якобы открывают еще одно "окно в мир", - это давно уже "окно в антимир", в полный мрак и системное безумие. Хотите знать мир – учите английский.

 

В современной войне, где 90% агрессии составляет именно информационное разрушение, "деморализация противника", уже не нужно тратить лишние деньги на бомбы, не нужно бомбить города, - достаточно разбомбить мозги. Вам разбомбят мозги – и вы сами вынесете завоевателям ключи от города, - это я уже цитирую предисловие к своей последней книжке "І знов я влізаю в танк…", но приходится то и дело эту мысль повторять, потому что, при всей ее простоте, для большинства она все еще не стала очевидной… И как происходит такое, той же цитатой говоря, "падение Камироса", это мы уже видели на примере Крыма и оккупированных районов Донецкой и Луганской области. Поэтому я от всей души приветствую любые, подчеркиваю - любые попытки ограничить поставки в Украину токсического оружия по облучению мозгов из страны-агрессора. Не забываем: весь российский контент заражен. Нет нейтрального.

 

- Жителям Крыма и Донбасса уже окончательно разбомбили мозги? Нам их не вернуть?

 

- А вот с такими утверждениями никогда не соглашусь! Для начала – давайте откажемся от сталинского мема "кто остался на оккупированной территории, тот враг". Вот это как раз и есть "совок". Люди остались в оккупации вовсе не обязательно потому, что все они ждали прихода Путина. Существует тысяча причин, почему человек может не уехать из зоны военных действий и до последнего надеяться, что "якось воно буде". Я из Киева в феврале 2014-го тоже не стала уезжать, хотя и была предупреждена и прекрасно понимала, что опасность грозит мне лично. А поэта Василя Голобородько летом 2014-го из Луганска вообще чуть ли не силком пришлось вывозить, еле уговорили… Поэтому я очень боюсь обобщений в этой теме, ведь мы реально не знаем ничего о жизни там, в оккупации.

 

Сначала – то есть после того, как оттуда уберутся, желательно под каким-нибудь международным надзором, войска РФ – должны будут прийти туда социальные службы, которые проанализируют ситуацию. Возможно, там действительно наберется отдельная категория людей, которым лучше переселиться в Россию, если они чувствуют себя россиянами. Но не думаю, что их большинство или даже слишком уж значимый процент. И те, которые с оружием в руках стреляли в украинскую армию, без сомнения, должны предстать перед судом и отсидеть свое как военные преступники. Что больше всего раздражает в сегодняшней ситуации – что никто до конца не говорит правду. А тем временем Москва одного за другим "подчищает" возможных свидетелей "русской весны" на Гаагском трибунале, и это очень плохо. Но думаю, в ближайшие 5, максимум 10 лет мир все равно узнает правду о том, как это все готовилось, сейчас информационно все очень уплотнилось… А пока эти программы, хоть вроде уже и скомпрометированные, похоже, все еще обкатывают. Деньги-то были выделены, агентурные сети ткались чуть ли не десятилетиями, и еще далеко не все заложенные "бомбы замедленного действия" вскрылись. Так что машина будет тупо работать до последнего, как и в Третьем Рейхе было.

 

- Как нам обезвредить эти "бомбы", например, на Донбассе и не допустить их взрыва? Возможности тратить миллиарды нефтедолларов на контрпропаганду у Украины нет. Что остается делать?

 

- Наше преимущество в том, что правда обходится гораздо дешевле лжи. Это ложь требует миллиардов. Донбасс ведь обрабатывать "под Россию" начали еще с середины 90-х. Весь регион очень технологично "зачищали" под всю эту фигню, которая сейчас там творится. В 97-м году мой издатель хотел зайти с украинской книгой в донецкие магазины, и оказалось, что всю книжную дистрибуцию в Донбассе уже контролирует российский монополист. То есть кусок только-только зарождающегося украинского книжного рынка территориально уже был отхвачен: нужно было проситься к россиянам со своей, украинской книгой, чтобы ее просто поставили на полку. И так во всем, ничего "украинского" Донецку не полагалось – не то что памятника Стусу, а даже и ресторана украинской кухни…

 

Позже, начиная с 2009-го, этот принцип сегрегации распространили уже на все восемь, или на сколько они там рассчитывали, областей – на всю планировавшуюся территорию их так называемой "Новороссии". Например, русский перевод моего "Музея заброшенных секретов" вышел в Санкт-Петербурге в 2013 году. И вот с лета 2013 года на половине Украины, от Одессы до Свердловска Луганской области, мой роман можно было купить только в этой привозной версии – изданным в России, в русском переводе. А на украинском языке, пока еще в Украине он во всех этих регионах был недоступен. По этой книжной политике можно отчетливо проследить всю историю с информационной прошивкой Донбасса.

 

На самом-то деле этот несчастный Донецк - город как город. Специфический, да, но не потому, что он якобы пророссийский, а потому, что шахтерский город, с очень трудной историей индустриализации в анамнезе. Похожие города есть во многих странах, мне пришлось бывать в Шотландии, в графстве Мидлотиан, где Тетчер еще в 1970-е закрыла шахты. Так, представьте, ее до сих пор там ненавидят...

 

К тому же, любой индустриальный регион по менталитету – патерналистский. Чтобы жизнь шла своим чередом, должен быть начальник смены, должен быть старший, раздающий наряды и отвечающий за порядок. Именно поэтому, кстати, "пролы", как назвал их Оруэлл, то есть промышленный пролетариат – самый удобный материал для тоталитарного строя, и Ленин так яростно ненавидел село и фермерское индивидуальное хозяйство – за независимость. В индустриальных регионах, где несколько поколений по гудку заходит на смену и знает, что нужно слушаться начальника, народ всегда легче контролируем. И думаю, что люди, которые остались там на Востоке под оккупацией, безусловно, должны чувствовать себя обманутыми и обиженными. Должны чувствовать, что их кинули, причем с двух сторон. Они обижаются "на Киев", потому что для них Украина — это не они сами, а государственная власть, и в их сознании должен быть "старший", какой-нибудь "свой", пусть подлец, но "крепкий хозяйственник", который в трудную минуту, как директор, возьмет на себя ответственность за "судьбу предприятия" в целом. А тут – ни Киев, ни "свои" олигархи даже не почесались, и людей будто бы сдали, как стеклотару.

 

Той страшной весной 2014 года я получала множество писем от своих читателей с Донбасса. Свидетельства происходящего из первых рук. Люди жаловались и спрашивали: "Что же это делается? Нас сливают". И это было ужасно – понимать, до какой степени брошенными они себя ощущают, если уж пишут писателю. Когда совершенно не к кому обратиться, и никто не знает, что делать. Нет защитника, нет "старшего".

 

И очень, очень мне не нравится, что все это затянулось на три года, а конца все еще не видать! Спустя три года ведь уже начинается тот самый переход болезни в хроническую фазу: люди постепенно приучаются жить в новой реальности, обвыкаются, изобретают в ней для себя соответствующие поведенческие модели… Как рассказывала моя бабушка, под нацистской оккупацией украинцы наконец научились тому, чему не смогли даже во время Голодомора, - что для выживания надо халтурить и воровать. А чему, спрашивается, они теперь научатся там под рашистской оккупацией? Насиловать и убивать? Совершенно необходимо уже сейчас работать не только над военным или правовым – здесь, кстати, опыт денацификации в качестве образца как раз очень способен пригодиться! – но, главное, над "человеческим" возвращением –реинтеграцией оккупированных территорий, разрабатывать для них отдельные реабилитационные программы – социальные, психологические, гуманитарные…

 

- Почему за три года войны этих программ так и не появилось?

 

- Да потому что у нас вообще нет никаких продуманных политик по поводу этой войны! Нет государственных стратегий. Мы только "отстреливаемся", а "ведет" по-прежнему Кремль – как "мировой гопник" в отсутствие "мирового полицейского". Хорошо, конечно, что США в Сирии немножко "помахали томагавками" и тем развеяли многолетний путинский блеф о "великой и ужасной" ядерной державе РФ, якобы способной, стоит ей только захотеть, превратить весь мир в радиоактивный пепел. Одним блефом меньше, это тоже шаг к победе…

 

Но никакие США нам спасать наших граждан не придут, это не их забота. И думать о том, какими долгосрочными последствиями может грозить эта война украинскому обществу, – это тоже наша забота, ничья больше. А мы пока умеем выигрывать только на короткую дистанцию – битву, но не войну. Армию эффективную создать – вот это да, наше, здесь мы традиционно сильны и всегда во всех армиях хороши были – как-никак, "козацького роду", а что касается стратегии, да еще и долгосрочной… Я не вижу вообще профессиональных политиков, которые бы в таких категориях мыслили. Они живут от выборов до выборов уже 25 лет, это тоже своего рода "оккупация", если хотите, - как жизнь в Матрице, где востребованы совсем другие установки и ценности: пацаны деньги считают. А нам сейчас очень нужно эффективно работающее государство! Но чтобы вывести правящий класс из Матрицы, гражданское общество должно быть очень сильным, хорошо организованным и – не устану повторять – внутренне мобилизованным, это постоянное напряжение, постоянное усилие.

 

- Как вы думаете, протесты, которые сейчас начались в РФ под руководством Навального, имеют потенциал?

 

- Думаю, что это очередное реалити-шоу с нехорошей подкладкой. Какой-то готовящийся косметический ремонт: внутренний или внешний - судить сложно. Навальный откатывает там какую-то программу, которая уж во всяком случае в нашей войне ничего не изменит. Еще до "Крым не бутерброд" у него громко звучали слова про "один народ", а что значит один народ? Лесь Подервянский в каком-то интервью правильно подметил, что, если говорят "мы один народ", это значит очень простую вещь – из двух народов должен остаться один. Это нам, украинцам, отказывается в праве на существование, и мы в качестве народа должны исчезнуть. То есть это уже объявление войны.

 

- Значит, украинцам не стоит обольщаться тем, что режим падет?

 

- Ну, почему же "обольщаться"? Лопнет оно все обязательно. По самой логике истории, не может не лопнуть – последняя ресурсная империя, все сроки подходят… Но есть тут один важный нюанс – время. Принципиальный вопрос для судеб Украины и мира, когда именно это случится – через год, через пять лет или, упаси Бог, через 15. Потому что этот режим – как вампир, питающийся человеческой кровью, он юзает главный ресурс на планете – наши жизни. А для человеческой жизни даже один год – огромный срок. И сейчас, вместо того, чтобы учить иностранные языки, путешествовать, знакомиться с миром и лучшими достижениями человеческого гения, постигать Землю, на которой живете, и думать, как сделать ее лучше, вы, одновременно с миллионами наших соотечественников, сидите в новостной ленте и пытаетесь вычислить – что там будет в России, что они замышляют, откуда нам ждать очередной подлости… Тратите свою энергию, интеллект, время своей жизни на то, чтобы от них "отстреливаться", - и так мертвый хватает живого. Оно мертвое. Сбросьте его с себя, психологически. Не инвестируйте в него никаких своих эмоций и ожиданий, как говорят в интернете, "не кормите тролля", - и это будет ваш личный первый шаг к освобождению. К "концу оккупации", к нашему общему выздоровлению.

Source: apostrophe

 

Add comment

Comentariile fiecarui articol sunt verificate de un moderator. Nu folositi cuvinte obscene, rasiste, antisemite, care insulta o categorie sociala, etnica, rasiala, politica etc.


Security code
Refresh

Arhiva de articole

< Aprilie 2017 >
Lu Ma Mi Jo Vi Du
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Reclama

Donatie PayPal

Puteti dona prin PayPal pentru a ajuta acest site:

Amount: